Д. Кейрси. Исторический обзор.



Фрагмент из книги Д.Кейрси «Please understand me II»


Атеперь давайте совершим краткий экскурс в область некоторых незаслуженно отвергаемых результатов исследований в сфере этологии, характерологии и психологии личности.

ИСТОРИЧЕСКИЙ ОБЗОР

В первой половине XX века многие исследователи высказывали свои представления о природе таких понятий, как темперамент и характер. Четверо из них, по крайней мере в общем и целом, совпадали во взглядах на то, как определять темпераменты и типы характера. Это были Эрих Адикес, Кречмер, Шпрангер и Фромм. Их взгляды отличались от точек зрения Апфельбаха, Джеймса, Макдугалла, Робака и Штернберга, которые разработали свои собственные категории.

Адикес, Кречмер, Шпрангер и Фромм обратились к древним представлениям, главным образом греков и римлян. Римский врач Гален [1], развив идеи Гиппократа, около 190 года нашей эры высказал мнение, что наши желания и действия определяются не богами и звездами, а балансом жидкостей в теле, или же четырех так называемых гуморов. Если в теле человека преобладала «кровь», Гален называл его «сангвиником», или имеющим оптимистичный склад характера. Если преобладала «черная желчь», человека относили к «меланхоликам», которым свойственен печальный характер. Человек с преобладанием «желтой желчи» относился к «холерикам» со страстным складом характера, а если преобладала «слизь» — к спокойным «флегматикам». Так впервые, по крайней мере, в цивилизации Запада было высказано мнение, что наши представления и поступки предопределяются физиологией, а не волей богов. Как много веков спустя сказал Шекспир: «Не в звездах, нет, а в нас самих ищи причину, что ничтожны мы и слабы». Сейчас этот наивный взгляд на человеческую физиологию вызывает улыбку, но мы должны признать, что это был большой шаг вперед по сравнению с предшествующими представлениями. Наши личностные склонности, говорил Гален, можно распределить по четырем типам темперамента, которые формируются в зависимости от того, что происходит внутри, а не снаружи.

Почти за шесть веков до Галена Платон [2] в своей «Республике» писал о четырех видах характера, явно соотносящихся с четырьмя темпераментами, описание которых приписывается Гиппократу. Платона больше интересовал вклад личности в общественное устройство, чем базовый темперамент, поэтому сангвиников он называл ремесленниками, наделенными художественным вкусом и создающими произведения искусства для общества. Меланхоликов он называл стражами, наделенными здравым смыслом и охраняющими общественные достижения. Холериков он называл идеалистами, наделенными чувствительной интуицией и играющими в обществе роль моралистов. Флегматиков же он называл мыслителями, наделенными тонким умом и играющими в обществе роль разумных исследователей.

Аристотель [3], принадлежавший к следующему поколению мыслителей, давал определение характера, основываясь на понятии счастья, а не добродетели, как это делал его учитель Платон. Аристотель утверждал, что существует четыре источника счастья. «Большинство людей, — говорил он, — находит счастье или в чувственных удовольствиях, или в приобретении имущества, в то время как меньшинство находит счастье, или развивая свои моральные добродетели, или погружаясь в логические исследования. Неудивительно, что Аристотель, который сам был мыслителем и философом, считал логические исследования наилучшим источником счастья, потому что этот источник — наиболее самодостаточен и не зависим от внешних условий.

В Средние века о теории четырех темпераментов в основном забыли или же пренебрегали ей. Но ее открыли заново, как и многие классические идеи, в эпоху Возрождения, когда возродился интерес к наукам и физической природе человека. Так, мы видим, что Джеффри Чосер в 1380 году описывает врача, как знающего «причину каждой болезни, и откуда она взялась, и от какой жидкости».

Парацельс, венский врач середины XVI века, описал четыре тотемных духа, символизирующих четыре разновидности личности. Его идея была схожа с типами темперамента, выделенными Галеном, и характерами Платона. Парацельс характеризовал людей как «саламандр», импульсивных и переменчивых, «гномов», трудолюбивых и осторожных, «нимф», страстных и вдохновенных, а также «сильфов», любопытных и спокойных.

Хотя французский философ-скептик Мишель Монтень в 1580 году предупреждал своих читателей, что «человеку не следует слишком быстро приковывать себя к определенному темпераменту», у драматургов того времени идеи ученых древности пользовались большой популярностью. Шекспир многократно описывает то, что сам он называл «духом характера»: в широчайшей галерее его персонажей встречаются то солдат-сангвиник с отменным аппетитом, то графиня, поверженная в горе и меланхолию, то влюбленный, подобно холерику, сгорающий от любви, то флегматичный беспристрастный лекарь. Более того, современник Шекспира Бен Джонсон разработал особый жанр пьес, которые он называл «комедией характеров», выводя персонажи согласно формуле, которую он озвучил в 1599 году: «Одна определенная черта так сильно владеет человеком, что заставляет все его привязанности, душу и порывы в одном хитросплетении соединиться».

То же происходило и в других сферах жизни. Когда Уильям Харви в 1628 году открыл явление кровообращения, он объявил, что кровь — важнейшая жидкость в организме, и по этой причине с особым благосклонностью относился к сангвиникам. Философы XVI, XVII и XVIII веков — Бруно в Италии, Юм в Шотландии, Вольтер и Руссо во Франции, Кант в Германии — воспринимали представление о четырех жидкостях в организме как нечто само собой разумеющееся. Например, Давид Юм в своих «Диалогах о естественной религии», написанных в 1755 году, говорил о том, что «люди с преобладанием слизи» имеют «точный и философский склад» ума. Более того, в «Исследовании о человеческом разумении», написанном в 1748 году, описывая, как человек приходит к осознанию «степени единообразия и регулярности» в «нраве и действиях» человечества, он чрезвычайно уместно использовал методы древних ученых, изучающих характеры. Юм выражал признательность Аристотелю и Гиппократу за то, что они научили его основывать свои наблюдения за человечеством «на многолетнем опыте, изучении разнообразных поступков и общении». Он заключал: «При помощи этого пособия мы умножаем свои знания о склонностях людей и причинах их поступков, выражений и даже жестов, и заново интерпретируем их действия, исходя из того, что мы знаем об их мотивациях и склонностях. Общие наблюдения, накопленные нами за жизнь, дают нам ключ к человеческой природе и учат нас распутывать все ее узелки».

Писатели XIX века, начиная от Джейн Остин и сестер Бронте и заканчивая Джорджем
Элиотом и Львом Толстым, подразумевали эти четыре модели поведения и характеров людей, когда описывали своих героев. Например, Лев Толстой в «Войне и мире» делит членов масонской ложи на «четыре класса» характеров: одни ищут «связей» и возможностей, других интересует «внешний вид и церемонии», третьи ищут «совершенно осознанного пути для себя», а последние занимаются только «научными тайнами ордена».

Даже некоторые писатели начала XX века демонстрируют в своих творениях, что в деталях знакомы с теорией темперамента и характера. Дэвид Герберт Лоуренс не только считал человеческую натуру вращающейся вокруг «четырех полюсов динамического сознания», но и описывал одного из персонажей-сангвиников в своем романе «Сыновья и любовники», написанном в 1913 году, как «саламандру» Парацельса.

Однако положение, которое несколько веков было ведущей тенденцией в науках,
изучающих поведение человека, — а именно, что темперамент определяет характер, — ко второй половине XX века постепенно было забыто. Причиной этому стали, главным образом, идеи двух человек — Зигмунда Фрейда и Ивана Павлова. Фрейд опустил человечество до уровня животных, слепо следующих зову инстинктов. Павлов же приравнял человечество не к животному миру, а к царству машин, действия которых — не более чем механическая реакция на внешние раздражители. Весь XX век прошел под знаменем этих двух теорий, которые предполагали, что люди глубоко схожи по своей природе, а их отличия друг от друга крайне незначительны. Древнее представление о человеке как о живом организме, одушевляемом четырьмя разными духами, или темпераментами, было практически забыто.

И все же теория четырех темпераментов нашла некоторых сторонников в Европе и Америке в первой половине XX века. Теория социального поля (socialfield) завоевывала бихевиористов. Адикес, Кречмер и Шпрангер дали новую жизнь представлению о том, что существует четыре основные психологические конфигурации. В 1905 году Адикес заявил, что людей можно разделить по четырем «взглядам на мир» — инновационному, традиционному, доктринерском) и скептическому. В 1914 году Шпрангер [7] написал о четырех «отношениях к ценностям», которые отличают одну личность от другой — ремесленном, экономном, религиозном и теоретическом. А в 1920 году Кречмер [8] предположил, что и нормальное, и ненормальное поведение можно понимать на основе четырех «стилей характера», схожих с теми, что выделили Адикес и Шпрангер, — гипоманиакальный, депрессивный, гиперэстетический и анэстетический.

Другие, более широко известные, ученые в то же время продвигали схожие идеи. Рудольф Дрейкурс, ученик Альфреда Адлера, в 1947 году выделил четыре так называемых ошибочных цели, которые разные типы людей преследуют, когда их самооценка слишком падает — воздаяние, служба, признание и власть. В том же 1947 году Эрих Фромм. Глядя и на негативные, и на позитивные стороны личности, как это делал Кречмер, приписал четырем стилям четыре различных «ориентации» — эксплуататорскую, запасливую, чувствительную и саморекламирующую.

Все, написанное выше—общий обзор истории теорий темперамента и характера. К началу XX века можно обнаружить около 5000 упоминаний о темпераменте и характере (об этом смотрите «Библиографию характера и личности» Робака, опубликованную в 1927 году). Таблица, приведенная ниже, перечисляет лишь малую толику этой долгой истории. Если исследовать многочисленные характеристики, которые разные ученые давали четырем темпераментам, можно увидеть, насколько типичными оставались в течение веков эти четыре класса.

Платон
ок. 340 г. до н.э.
РемесленникСтражИдеалистМыслитель
Аристотель
ок. 325 г. до н.э.
ГедонистСобственникЭтикДиалектик
Гален
ок. 190 г. н.э.
СангвиникМеланхоликХолерикФлегматик
Парацельс
1550 г.
СаламандраПеременчивыйГномТрудолюбивыйНимфаВдохновленныйСильфЛюбопытный
Адикес
1905 г.
ИнновационныйТрадиционныйДоктринерскийСкептический
Шпрангер
1914 г.
РемесленныйЭкономныйРелигиозныйТеоретический
Кречмер
1920 г.
ГипоманиакальныйДепрессивныйГиперэстетическийАнестетический
Фромм
1947 г.
ЭксплуататорЗапасливыйЧувствительныйСаморекламирующий
Майерс
1958 г.
ИсследующийПланирующийДружелюбныйЗдравомыслящий

Каждый последующий исследователь смотрел на четыре типа личности с различных, но связанных друг с другом сторон, поэтому несложно увидеть, что Ремесленник (SP) — это тот же гедонист, сангвиник, исследующий и инновационный, а Страж (SJ) — собственник, меланхолик, трудолюбивый, традиционный и планирующий. Видно и то, что Идеалист (NF) — этический, вдохновленный, доктринерский, гиперэстетический и дружелюбный, а Мыслитель (NT) — диалектический, любопытный, скептический, теоретик и здравомыслящий.

Итак, представление о том, что каждый человек предрасположен к одной из четырех различных конфигураций отношений и действий, сохранялось на протяжении более двух тысяч лет. Совершенно очевидно, что этой идеи не придерживалось бы такое огромное количество людей в самых разных странах на протяжении столь долгого времени, если бы все они не находили ее плодотворной и убедительной. Как специалист в области психологии личности, я должен заявить, что уже давно убедился в ее верности и полезности.

Хотите узнать свой темперамент? Пройдите этот небольшой тест!

Популярные сообщения из этого блога

Показатели эффективности персонала в сфере услуг

Д. Кейрси. ТЕМПЕРАМЕНТ И ХАРАКТЕР

P2M: ЦЕННОСТНО-ОРИЕНТИРОВАННЫЙ ПОДХОД К УПРАВЛЕНИЮ ИННОВАЦИОННЫМИ ПРОГРАММАМИ И ПРОЕКТАМИ