Д.Кейрси. Базовые аспекты личности.

Фрагмент из книги Д.Кейрси «Please understand me II», объясняющий основы его теории.

То, что характеристики четырех темпераментов так четко прослеживаются в течение долгого времени — не случайность. Это отражает очень четкую схему переплетения нитей в ткани человеческой природы. Я бы поспорил с утверждением, что четыре типа личности, скорее всего, развились благодаря влиянию двух основных действий человека — общения с себе подобными и использования орудий для достижения цели. От животных люди отличаются тем, что у них есть два преимущества — дар речи и умение пользоваться орудиями. А друг от друга люди отличаются тем, как именно они используют слова и орудия. Подавляющее большинство используют слова конкретно, меньшинство — главным образом абстрактно. И около половины из нас подходят к выбору орудий утилитарно (прагматично), а вторая половина — кооперативно.

Использование абстрактных и конкретных слов

Рассматривая различие между людьми, некоторые исследователи сфокусировались на различиях в лингвистической ориентации, а некоторые — в когнитивной. И те, и другие
интересовались человеческим императивом, который заставляет нас согласоваться с нашим социальным контекстом, когда мы действуем. Невролог Курт Гольдштейн и философ Эрнст Кассирер относили человека к числу животных, умеющих говорить. В своей работе «Абстрактное и конкретное поведение» Гольдштейн говорил, что некоторые люди выражаются более абстрактно, чем конкретно, а другие, наоборот — более конкретно, чем абстрактно. Также и Кассирер в своем «Эссе о человеке» писал, что некоторые выражаются в большей степени фигурально, чем прямолинейно, а некоторые, наоборот — более прямолинейно, чем фигурально. Другими словами, одни люди склонны посылать символические послания (метафоры), другие — сигнальные. Сигналы указывают на нечто, видимое глазу, а символы заставляют подумать о том, что скрыто от нашего взора.

Что касается мышления, то Майерс в «Идентификаторе типов Майерс-Бриггс» отмечала, что одни из нас ориентируются на интуицию и рефлексию, а другие — на чувственное восприятие и наблюдения. Дэвид Ризман «Новом взгляде на индивидуализм» говорил об ориентации, «направленной внутрь» и «направленной вовне». Эрих Адикес в книге «Характер и взгляд на мир» писал о людях «гетерономных», или ориентирующихся на других, и «автономных»—ориентирующихся на себя. Таким образом, наши мысли и слова, выражающие их, помогают нам ориентироваться в окружающей реальности, подсказывая нам, кем являемся мы и наши компаньоны, и что нужно делать нам и им. Конечно, за мыслью нельзя проследить, но за словами можно, поэтому полезно внимательно проанализировать, какие слова мы выбираем для общения.

Абстрактные слова могут использоваться в речи с разными, но взаимосвязанными целями: выявление аналогий, определение категорий, вымысел, построение теорий и схем, описание общих понятий, создание символов и построение метафор. Также и конкретные слова могут использоваться с разными, но взаимосвязанными целями: описание деталей, фактов, стихийных элементов, указания, выражение буквальных понятий, эмпирики, сигналов и частностей. Чтобы проиллюстрировать отношения между этими терминами, я связал их такой диаграммой:



Согласно этой диаграмме, аналогия, к примеру, используется и для создания вымысла, и для создания символа, метафора помогает создавать символы и выявлять аналогии, символ — одновременно создавать метафоры и определять категории и т.д. Это касается всех форм абстрактной речи. Таким же образом указание является и фактическим, и буквальным, описание факта — и указательным, и детальным, деталь — и фактической, и эмпирической и т.д. Таким образом, и у «абстрактных», и у «конкретных» слов есть разные, но связанные между собой функции, и это надо держать в голове, сравнивая и противопоставляя тех, кто более склонен к абстрактной или конкретной речи.

Кооперативное и прагматичное использование орудий


Человек — не просто животное, наделенное даром речи. В самом деле, развитие речи происходило только вместе с развитием предметной деятельности. Поскольку орудий появлялось все больше, то и слов тоже становилось больше, и эти два процесса шли в тесной взаимосвязи.

Для достижения практически любой цели человеку требуется несколько орудий, которые он использует одновременно или по очереди. Куда ни глянь, везде мы видим орудия — в наших домах или на улице. Дом сам по себе — это огромный и сложный инструмент. Он весь заполнен орудиями — стульями, столами, книгами, компьютерами, телевизорами, телефонами, радио, картинами, лампами, коврами, коробками и т.д. и т.п. Автомобили тоже являются орудиями, так же как и дороги, мосты и тротуары, и даже наша одежда — это тоже орудие. Сама цивилизация создана орудиями и ими же поддерживается. Мы отделились от других животных и поставили себя на более высокую ступень, разработав впечатляющий набор инструментов. И вправду, именно этот удивительный арсенал позволяет нам достигать целей, о которых несколько веков назад не приходилось даже мечтать.

Однако какими бы ни были наши цели, мы не выбираем одни и те же орудия для их достижения. Здесь в действие вступает наш характер. Некоторые из нас предпочитают использовать средства, одобренные другими членами их социальной группы. Другие используют для достижения цели лучшие с их собственной точки зрения инструменты,
не важно, одобрены они окружающими или нет. Первый образ действия мы назовем «кооперативным», а второй — «прагматичным».

Попросту говоря, «кооператоры» стараются достичь своих целей, сохраняя хорошие отношения с другими, т.е. будучи законопослушными и приятными с точки зрения окружающих; они находятся в полном согласии с устоявшимися правилами и нормами социальных групп, к которым принадлежат. «Прагматики», в отличие от «кооператоров», склонны преследовать свои цели наиболее эффективными способами, поэтому они выбирают орудия, обещающие успех ценой минимальных усилий и затрат, и не важно, соблюдают ли они при этом установленные в обществе правила.

Отметим, что люди, склонные к кооперативному способу достижения цели, совсем не склонны манкировать полезными и эффективными орудиями. Они стараются их использовать, но считают эффективность инструмента вторичной по отношению к тому,
стоит ли его вообще использовать, и тому, как воспримут это окружающие. Другими словами, «кооператоров» больше волнует, поступают ли они социально приемлемо и верно с точки зрения морали. Точно так же «прагматики» совсем не против того, чтобы кооперироваться с членами своих социальных групп, но для них соблюдение правил и удовольствие других вторичны по отношению к удачному выбору орудия, которое поможет им достигнуть цели. Дело здесь в приоритетах. Многим из нас в большинстве случаев удается научиться действовать в согласии с другими, а многие учатся выбирать наиболее эффективное орудие, но наш естественный порыв велит нам преследовать цель в соответствии с привычкой к кооперативному или же прагматичному способу.



Таблица показывает четыре типа характера в зависимости от отношения к словам и инструментам.

Обратите внимание, что представители типа SP — прагматики, как NT, и предпочитают конкретные слова, как SJ, и ни в чем не совпадают с представителями типа NF. NF же, в свою очередь, кооператоры, как SJ, и предпочитают абстрактные слова, как NT, и ни в чем не совпадают с SP. Итак, у каждого темперамента есть одна противоположность и два частично совпадающих с ним темперамента — в том, что касается способа передачи сообщений и способа достижения цели.

Наблюдение за тем, как люди пользуются словами и орудиями, является удобным и очень точным способом определить, к какому темпераменту они принадлежат. Так, заметив сначала, что кто-то предпочитает конкретику в речи, а затем увидев, что обычно он действует в согласии с окружающими, достигая своих целей, мы можем понять, что человек, за которым мы наблюдаем, это «страж» Платона, или «собственник» Аристотеля, иначе говоря, SJ Майерс. Так можно определять принадлежность к определенному типу личности — наблюдения за абстрактным или конкретным использованием слов, кооперативным или прагматичным способом достижения цели говорят нам, имеем мы дело с SP Ремесленником, SJ Стражем, NF Идеалистом или же NT Мыслителем.

Эти две характеристики личности лежат в самой основе деления на типы, и о них мы
еще будем говорить в этой книге.

Психологические функции и типы интеллекта

Идея определять различия личностей, используя как критерий то, что можно наблюдать— слова и орудия — принципиально отличает мои взгляды наличность от взглядов Майерс.
Напомню, что концепция Майерс относительно четырех типов находится под сильным влиянием «Психологических типов» Юнга. В этой книге он предложил гипотезу о существовании четырех «психологических функций» — интуиции, мышления, ощущения и чувства. Считая интроверсию и экстраверсию фундаментальными характеристиками, отличающими людей друг от друга, Юнг (и Майерс вслед за ним) выделил восемь типов, комбинируя четыре психические функции с экстраверсией и интроверсией. Таким образом, он обозначил четыре функциональных типа — мыслящий, интуитивный, чувствующий и ощущающий; каждый из этих типов существует в двух ипостасях — экстравертной и интровертной.

Я должен сказать, что никогда не находил применения этой схеме психологических функций, потому что функциональная типология пытается дать определение ментальному содержанию личности, т.е. тому, что нельзя пронаблюдать и что является совершенно субъективным. Это создает пространство для домыслов и предположений. Хорошим примером сложностей, которые могут вызывать подобные догадки, служит то, как Юнг и Майерс смешивают понятия интроверсии и интуиции. Они говорят, что интроверты «заинтересованы в идеях и концепциях», а экстраверты — «в вещах и людях». С моей точки зрения, которая основывается на внимательном наблюдении за тем, как разные люди используют слова, — те, кто склонны к интуиции, заинтересованы в идеях и концепциях, в то время как люди, склонные к ощущению, заинтересованы в первую очередь в конкретных вещах. И вправду, за сорок или около того лет наблюдения за разными типами людей я не обнаружил представителей типов SP и SJ, которые больше говорили бы о чем-то из мира идей (абстракциях), чем о фактических вещах (конкретике). Склонные к ощущению люди более заинтересованы в том, что можно воспринять, чем в концепциях, в то время как типы с развитой интуицией, NF и NT, более склонны к концепциям, чем к восприятию.

Чтобы убрать лишние догадки из теории темпераментов, я основывал мои определения типов на том, что люди делают хорошо, на их умениях, которые я называю «типами интеллекта». Их можно наблюдать и, следовательно, говорить о них более объективно. (Тем, кому интересно узнать о характерных различиях между функциональными типами Юнга, Майерс и моими «типами интеллекта», следует взглянуть на сноску 10 в разделе сносок ко второй главе в конце книги). Я должен заметить, что большую часть XX века считалось, что разум, или интеллект — это нечто, находящееся в голове, «способность мыслить абстрактно», или позднее «когнитивная способность». Но это далеко не лучшее определение интеллекта (разума). Здравый смысл говорит нам, что слово «разум» означает «с умом делать то, что мы делаем». Другими словами, разум (интеллект) — это не то, насколько хорошо мы думаем, а насколько результативно мы действуем в той или иной ситуации. Если наше поведение адаптируется согласно обстоятельствам и мы достигаем желаемого эффекта, тогда можно считать, что наш интеллект соответствует данным обстоятельствам. Другие обстоятельства требуют иных действий и, следовательно, другого «интеллектуального продукта».

Причина моих расхождений с Майерс заключается в том, что мы исходим из принципиально разных посылок. Майерс невольно восприняла юнговский «элементализм», согласно которому личность может быть составлена из независимых друг от друга элементов. Я же, в свою очередь, находился под влиянием психологов — приверженцев теории органической целостности, развившейся в XX веке, — Карла Бюлера, Курта Гольдштейна, Джорджа Хартманна, Давида Катца, Вольфганга Кёлера, Курта Коффка, Курта Левина, Макса Вертаймера и Раймонда Уилера (и это только самые известные из них). Все они считали личность единым целым. Поэтому я долгое время считал, что личность, как и анатомическое строение, развивается не благодаря слиянию различных элементов, а дифференциации их внутри уже существующего целого. Я считаю, что личность проявляется постепенно и является индивидуализированной конфигурацией. Я утверждаю, что организм никогда не превращается в единое целое, потому что он всегда является им. В процессе жизни он развивается в зрелую форму, какую ему предназначено было обрести. Таким образом, согласно этой точке зрения, черты характера появляются так же, как клетки, — в процессе дифференциации, и все черты характера связаны друг с другом — не потому, что они являются одним видом, а потому, что их связывает общее происхождение и общее предназначение. Маленький желудь, с самого начала являющийся цельным организмом, когда-нибудь станет могучим дубом, которым ему предназначено быть.

Хотите узнать свой темперамент? Пройдите этот небольшой тест!

Популярные сообщения из этого блога

Показатели эффективности персонала в сфере услуг

Д. Кейрси. ТЕМПЕРАМЕНТ И ХАРАКТЕР

P2M: ЦЕННОСТНО-ОРИЕНТИРОВАННЫЙ ПОДХОД К УПРАВЛЕНИЮ ИННОВАЦИОННЫМИ ПРОГРАММАМИ И ПРОЕКТАМИ